merit_seguer

-- Ох, Гликеришна, испортили мне в городе внучка, ох, испортили! -- причитала старая Нешка,сидя в гостях у соседки. -- Вчера приехал, весь в господском, важный. Косится на меня, а глаза так и зыркают! На лавке ему спать неудобно. Подушка ему жёсткая. А уж слабенький-то!.. Переночевали. Утром, слышу. Ещё не светало, поднялся, ходит. Чего встал, спрашиваю? Рассвет увидеть, говорит. Чего-чего, спрашиваю? Кто тебе мастерскую в такую рань откроет? А он мне -- неужто легенды врут?! Неужто эльфы не любуются рассветами, неужто красота не трогает их сердца?! Так и сказал, Гликеришна, веришь, нет, так и сказал. Ну, я ему, конечно, объясняю. Любуются, как не любоваться-то? Да только пойми, чудило, лето же на дворе! Пахомыч допоздна закат вешал, вернулся, рассвет сделал, на часок едва прилёг, теперь отсыпается. Сейчас вот вскочит, побежит рассвет вывешивать, не до тебя ему! Вот вернётся, ещё поспит, потом встанет, откроет мастерскую, и ты посмотришь. Там у него и сегодняшний рассвет, и вчерашний, и закат при тебе сделает. На работу мастера всегда приятно посмотреть! Глядишь, и ты чему научишься... Кривится.
Ну, раз поднялись, пошла корову доить. Подоила, свеженького молока ему налила, хлеб из печи достала... нос воротит! Вскочил, прогуляюсь, говорит, и ушёл. До самого обеда гулял. Корову я сама на луг выгнала. Мне не привыкать. Но вот кто бы крышу перекрыл, одна надежда на внучка была, так ведь нет!
Вернулся. Я ему на стол щи поставила, грибов нажарила... Он с лица спал. К сундуку своему кидается. Бабушка, кричит. Ты что это мне даёшь! И книжку под нос тычет. Ядовитые грибы, там написано. Издание, мол, дополненное и исправленное. Второе. Я его и спрашиваю -- что же, для тебя, внучок, первого издания не нашлось, только второе взял? А он мне -- бабушка, говорит. И по-заграничному ругается. Вроде как гранд-мама. Я, говорит, специально взял. Вдруг я в лесу гриб захочу сорвать, так чтоб не отравиться. А ты ж мне, говорит, нарочно, что ли, одни ядовитые грибы подала. В самые, значит, вкусные грибы тычет и в книжке своей их показыввает. Вот, говорит, мухомор, а вот поганка, я сразу узнал. А это -- свинушка. А там и вовсе... как же он сказал-то?.. -- лживые опята. Я ему говорю -- ну и что, что лживые? Эва, придумают у вас в городе, с грибами разговаривать! Ты не разговаривай с грибами, всё равно не ответят. Они же жареные! А он -- нет, я эту отраву есть не буду. И хлеб ему не понравился наш. Ладно. Я и говорю -- коли не хочешь обедать, так, может, по хозяйству поможешь? Помогу, говорит. Я ему на швабру показываю, так он как будто впервые увидел. И тут я, дура такая, решила корову проведать. Знаю же, молодёжь не любит, когда у ней над душой стоят. Возвращаюсь! Окна вылетели, из дверей ручьи текут.
Что же ты делаешь, спрашиваю. А он мне -- нас так учили, бабушка. Не горюй, говорит, всё исправлю! И исправил, ох, и исправил! Пальцами щёлкнул, вода испарилась. Самого чуть не обварило, а крыша вся, ну, просто вся в один момент вспыхнула! Вот и перекрыл внучок! Вот и помог! Ой, бабушка, говорит, напутал я чего-то! И снова пальцами, значит, щёлкнуть собирается. Ну, я за полотенце, и по шее его. Иди, говорю, коли работать не умеешь!
Но полы теперь -- ох, и чистые! А крыши нет. Твой-то когда вернётся, не поможет ли? Моего Лешку в городе работать не научили.


@темы: Эльфы